ВЫСОКОЧАСТОТНЫЙ ТРЕЙДИНГ: СТАНОВЛЕНИЕ БИЗНЕСА | Investtalk.ru

ВЫСОКОЧАСТОТНЫЙ ТРЕЙДИНГ: СТАНОВЛЕНИЕ БИЗНЕСА

В холле компании  RGM Advisors LLC, в городе Остен, штат Техас, на стене нарисован робот в ковбойской шляпе с надписью SELL на груди. Второй робот с надписью BUY указывает рукой на знак Wall Streеt. Оба робота опутаны электрическими проводами.

«Мы объяснили художнику, что хотели бы получить картину, которая символизировала бы наш бизнес, и он придумал такой дизайн» – рассказал директор компании Ричард Горелик. Просторный офис RGM находящийся на 16 этаже и больше напоминает фирму со скандинавским дизайном, чем компанию, которая ежедневно  покупает и продает сотни миллионов акций.

В вестибюле офиса компании стоят пять ваз набитых одноцентовыми монетами, что служит напоминанием сотрудникам, что нужно зарабатывать на сделке прибыль размеров в доли цента.

Сотрудники RGM это в основном ученые, программисты, выпускники факультетов информационных технологий.

«легче обучить ученых трейдингу, чем трейдеров программированию» – говорит Горелик.

Компании, занимающиеся высокочастотной биржевой торговлей (HFT) – это новая сила на рынках ценных бумаг. Их вооружение это математические алгоритмы и компьютеры, совершающие сделки на бирже за миллисекунды, программисты, математики. Они не анализируют стоимости компаний и не прогнозируют финансовые новости – вместо этого специалисты таких компаний скрупулезно изучают рынки в поисках отклонений от исторических цен и используют эти расхождения в своей торговле.

«Скорость – это определяющая характеристика рынка » заявляет Адам Суссман, руководитель исследовательского направления Tabb Group LLC.

Высокочастотный трейдинг сыграл далеко не последнюю роль в 10 минутном обвале рынков 6 мая 2010 года. По данным отчета Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC), именно автоматическая продажа фьючерсов на 4,1 млрд долларов спровоцировала обвал. В отчете говорится: «Эта продажа привела к взрывному увеличению продаж и покупок, среди высокочастотных трейдеров.

Некоторые из таких компаний торгуют по принципу маркет- мейкеров, выставляя одновременные котировки на покупку и на продажу. Другие зарабатывают на расхождении цен между акциями.

Исследовательская компания Nanex LLC из Иллинойса выяснила, что некоторые виды деятельности имеют скрытый характер. Специалистам компании удалось найти отдельные примеры. Когда тысячи котировок в секунду выставляют и тут же отменяют, перегружая тем самым торговую систему биржи. Это добавило новый термин  — «Накрутка котировок» (quote stuffing”).

Регуляторы, со своей стороны, пытаются обуздать армию HFT генерирующих каждый день более половины сделок с акциями. По сведениям некоторых компаний, SEC собирается ввести минимальный период времени – 50 миллисекунд, в течении которых ордер размещенный на бирже не может быть отмен. Такой шаг поможет существенно ограничить количество отмененных заявок на бирже. Так же регулятор рассматривает возможность обязать высокочастотников оставаться в рынке, а не отменять свои заявки в случае если ситуация ухудшилась.

Во время майского обвала, когда Dow Jones Industrial Average обвалился на 600 пунктов, менее чем за 10 минут, это не могло пройти мимо внимания регуляторов. Согласно отчету SEC, обвал был вызван продажей 75000 фьючерсов на индекс SP500 неизвестной компанией. Неофициально, специалисты называют взаимный фонд из Канзаса Waddell & Reed Financial Inc. Автоматическая продажа такого количества контрактов вызвала шквал сделок среди высокочастотных трейдеров, которые стали покупать и мгновенно продавать фьючерсы друг другу создав эффект «горячей картошки».

Однако отчет регулятора вряд ли положит конец спорам о роли высокочастотного трейдинга.

Перед началом майского обвала некоторые высокочастотные трейдеры выставляли и сразу отменяли десятки тысяч ордеров за секунду, перегружая тем самым торговые системы. SEC не обвинила ни одну компанию в накрутке котировок, равно как и ни одна компания не призналась в потере контроля над своими торговыми программами.

Тем не менее, накрутка котировок никуда не исчезла. В среднем за день по 15-20 акциям выставляется более 5 тысяч котировок в секунду.

После майского обвала регулятор и CFTC консультировались с трейдерами, инвесторами, и сотрудниками бирж а также с HFT трейдерами по вопросу решения этой проблемы.

В течение последних 10 лет SEC стремится снизить торговые издержки и создать конкуренцию между биржами. Некоторые подотчетные регулятору биржи автоматизировали компьютерные торговые системы, которые сводят вместе покупателей и продавцов, фактически устранив т.н. «специалистов» – людей, находящихся в зале биржи и предлагающих цены покупки и продажи для акций. Таким образом, функции маркет мейкеров стали выполнять фактически никем нерегулируемые высокочастотные трейдеры.

Сторонники высокочастотной торговли утверждают, что они «смазывают» детали механизма капитализма, делая рынки более эффективными и снижая торговые издержки.

«Рынки ценных бумаг создают здоровую конкуренцию в обеспечении ликвидности» заявляет Лайем Коннел, руководитель чикагской HFT компании Allston Trading LLC, работающей на рынке фьючерсов, опционов и валютах. «Мы вцепляемся друг другу в глотку за половину цента».

HFT компании отрицают использование накрутки котировок. Большинство HFT трейдеров заверяют, что снизили обороты или вообще приостановили торговлю, так как майские события произошли потому, что они не были уверены в точности котировок, которые они видели. Теперь многие HFT противятся требованиям оставаться в рынке в такие моменты.

За прошлый год обороты высокочастотников составили 60% дневного объема торговли акциями, около 40% объема на фьючерсах и валютах. 7,2 миллиарда долларов им удалось заработать за прошлый год в результате торговых операций. Для сравнения, только один инвестиционный банк Goldman Sachs заработал чистую прибыль в размере 13,3 миллиарда долларов.

Высокочастотная вселенная на целую шагнула на целую вечность от тех дней, когда трейдеры в цветных пиджаках собирались на главной торговой площадке Нью Йоркской фондовой биржи (NYSE).  Теперь, в Остине, в 1700милях от Уолл Стрит, около 30 сотрудников RGM в футболках и джинсах наблюдают за котировками, струящимися между главными рынками страны на 52 дюймовом экране.

Специалисты из RGM построили модель для всех финансовых инструментов, которыми торгует компания – акций, фьючерсов и опционов, чтобы непрерывно определять «справедливую цену».  Для того, чтобы оценить нефтяную компанию Chevron, высокочастотной программе необходимо мониторить не только цену акции непосредственно Chevron, но и смотреть цены на нефть, наблюдать за «корзиной» акций  нефтяных компаний и процентными ставками.

Еще одна стратегия под названием «парный трейдинг», заключается в том, что цены на акции в одном секторе должны коррелировать. Например, графики акций  Coca-Cola и PepsiCo выглядят одинаковыми и они так же одинаково реагируют на новости. Если эта взаимосвязь нарушается и цена одной акции выросла, а другой упала, появляется возможность заработать на этой неэффективности.

«Цены на коррелируемые финансовые инструменты как бы удерживаются резиновой лентой. Когда эти ленты растягиваются, мы делаем деньги» говорит Горелик.

Высокочастотные компании еще не обозначались сокращением HFT, когда Горелик основал RGM в 2001 году, вместе с Робби Робиннетом и Марком Мелтоном.

Горелик, имевший степень в университете Джорджтауна, был главным советником, а позже и главным стратегом сайта Deja.com, поисковика сообщений и базы магазинов. Когда в 2000 году лопнул пузырь доткомов, Deja.com отложил IPO и продал свой магазинный сервис Ebay, а поисковик был продан Google.

Трое основателей RGM начали с применения математических моделей для обнаружения ценовых паттернов. «Нам нравится бизнес, где решение сложных математических задач приводит непосредственно к успеху» – говорит Горелик.

Трое парней из Техаса были уверены, что смогут превзойти трейдеров торгующих по техническому анализу и ищущих ценовые паттерны на графиках. Изучив книги по трейдингу, они написали свою первую программу. Затем Горелик поехал на Уолл Стрит чтобы встретится с брокерскими компаниями. Люди не понимали, — чем мы занимаемся – вспоминает он.

«Мы были простыми парнями из Техаса без опыта торговли и без денег. Наверное, мы выглядели идиотами» – рассказывает Горелик.

В результате, одна Нью Йоркская дейтрейдинговая фирма открыла нам счет. Партнеры загрузили свою программу, которая следила за статистическими взаимосвязями между акциями, на компьютер.

«За первый день мы совершили 4 сделки и заработали 17 долларов. Уже на следующий день мы потеряли несколько сотен баксов и вынуждены были внести корректировки»

RGM предшествовал ряд других фирм, порожденных появлением  компьютеров в трейдинге. Хеджеры стали первыми «золотыми мальчиками» Уолл Стрит  в 1980-х годах, пока их не обвинили в обвале рынков 1987 года. В 90-е годы дейтрейдеры использовали систему исполнения мелких заявок Small Order Execution System (SOES) . Их прозвали SOES-бандитами, потому что их заявки слетались в торговой системе еще до обновления цен маркет мейкерами. Эксперты считали, что не экономично использовать человека в качестве маркет-мейкера, в то время когда компьютерные программы могли это делать значительно дешевле.

В 1998 году SEC дала высокочастотным трейдерам зеленый свет. Тогдашний руководитель регулятора Артур Левит санкционировал устав альтернативных торговых систем, который породил, так называемые, ECN  — торговые системы которые сводили покупателей и продавцов.

Так же регулятор распорядился о переходе на метрическую систему, снизив до одного цента спред между ценой покупателя и продавца.

Если в 90-е годы цена на акции IBM выглядела так: 129$ 129.125$ 129.25$ и т.д., то сегодня размер одного шага цены составляет около цента.

«Возможности заработать, которые раньше сохранялись три дня, теперь длятся 5 минут или даже меньше» – говорит автор книги “Высокочастотная торговля: практическое руководство к алгоритмическим стратегиям и торговым системам”  Ирен Олдридж. «Слишком большой объем информации нужно обработать для ручной торговли».

Автоматизация открыла для институциальных инвесторов мир высокочастотного трейдинга.  Для взаимных фондов торгующих целыми пакетами акций всегда существует опасность, что конкуренты заметят сделку. Если высокочастотники обнаружат крупный ордер на покупку, то HFT программы могут в ту же секунду раскупить эти акции на других биржах чтобы продать их фонду по более высокой цене.

Высокие объемы, создаваемые высокочастотными трейдерами, торгующими на разных рынках, могут так же посылать ложные торговые ордера.

«Я не уверен, что котировки точно отражают баланс спроса и предложения» – говорит Кевин Кронин, директор отдела по торговле акциями взаимного фонда Invesco из Атланты. «Я много раз видел котировку, которая мгновенно исчезает без  заключения сделки».

Однако у высокочастотного трейдинга есть и свои сторонники, даже в индустрии взаимных фондов. Джордж Саутер, руководитель инвестиционного подразделения Vanguard Group Inc., крупнейшего взаимного фонда, под управлением которого  1,4 триллионов долларов говорит, что высокочастотные трейдеры существенно снизили издержки. Переход на десятичную систему, отсутствие посредников и конкуренция, порожденная HFT  значительно сократило спреды между ценами покупателей и продавцами.

«Мы перешли с уровня, когда компьютерные программы ищут паттерны, на уровень, когда компьютеры ищут компьютеры, которые ищут паттерны» рассказывает глава подразделения электронного трейдинга акциями Deutsche Bank Хосе Маркес. «Мы используем методику, с помощью которой высокочастотники замечают чью то активность и используем это знание для защиты наших клиентов. Если после сделки мы видим, что произошло изменение цен, мы останавливаем торговлю. Высокочастотные роботы потеряют интерес и не будут торговать в этот момент. Тогда мы возвращаемся к торговле. Наша задача – продолжить торговлю без привлечения внимания высокочастотных трейдеров.»

Торговать и не быть обнаруженным это серьезная задача. Со временем все торговые алгоритмы оставляют характерный след, который могут использовать другие трейдеры

«Компании, которые опережают нас в торговле, имеют преимущество» – рассказывает управляющий хедж-фондом Маной Наранг. Если раньше Наранг держал открытые позиции три-четыре дня и упускал прибыль, теперь сделки длятся минуты или даже секунды.

Наранг основал компанию Tradeworx в 1999 году, для продажи программного обеспечения для трейдинга, а свой хедж фонд основал в 2001 году, наняв на работу математиков и инженеров. Но высокочастотной торговлей он занялся лишь в конце 2009 года с 5 миллионов долларов. Сейчас он торгует 60 миллионов акций в день, удерживая позиции в среднем 2 минуты, хотя еще несколько месяцев назад он удерживал позиции 10 минут.

Наранг рассказал об одной из своих стратегий —  все, что ему нужно, это соотношение цен двух акций. Когда его компьютерные программы обнаруживают, что движение одной акции больше чем другой, программа начинает торговлю. Если цена акций Microsoft выросла, то программы продают Microsoft и покупают SPDR S&P 500 ETF. И нет никакой необходимости смотреть на что либо еще, кроме акций самой Microsoft чтобы понять дорога акция в данный момент  или дешева.

На биржах есть огромное количество возможностей — снять цент-другой прибыли.  Движения акций Microsoft изменяют цену на опционы Microsoft, так же как и индексы, в которые включены эти акции. Высокочастотные программы Наранга продают SPDR ETF и  покупают SPDR ETF, закрывая эти сделки с прибылью. Это не относится к типу стратегий «Покупай дорого, продавай дешево». Весь смысл в том, чтобы сгенерировать достаточно серьезные объемы, чтобы бизнес был рентабельным.

Еще одна стратегия заключается в том, чтобы глядя на исторический торговый диапазон покупать или продавать акции, когда цена выходит за пределы этого диапазона. Другой способ – сравнивать движения акций с корзиной похожих инструментов. Традиционные управляющие портфелями опираются на прогнозы прибыли, коэффициенты цена/прибыль и прогнозы денежных потоков, чтобы определить справедливую стоимость акций.

Goldman Sachs делает деньги, ничего не зная о прибылях и иных финансовых показателях компаний.

Так же существует стратегия на покупке продаже так называемых шипов – резких выбросах на графиках цен акций.

Если зарабатывать на сделке от 0,1 до 0,2 цента, это означает от 75 до 150 миллионов годовой выручки от торговли только на акциях. Если сюда добавить еще торговлю опционами, фьючерами и валютой, то прибыль может превысить 200 миллионов долларов в год.

«Мы конечно не Goldman, но это хороший бизнес», заявляет Горелик.

Как сторонники, так и противники HFT трейдинга сходятся в одном мнении – высокочастотная торговля пришла надолго и с этим приходится считаться.

По материалам elitetrader.ru

ОБСУДИТЬ НА ФОРУМЕ



Онлайн новости
Новости биржи и FOREX
Рубрикатор
Мы Вконтакте
Мы в твиттере