Внимание, Эрдоган говорит! | Investtalk.ru

Внимание, Эрдоган говорит!

14 марта 2015

Recep Tayyip ErdoganЕсли кто-то сможет опровергнуть клише, что разговоры ничего не стоят, так это президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Всего несколькими словами ему удавалось вызвать спад лиры, нервировать инвесторов и вызвать серьезные опасения по поводу направления, в котором движется экономическая политика в Анкаре.

И хотя в среду вечером президент, казалось бы, сделал отступление в своей долгой борьбе против руководителя центрального банка Ердема Башча, шторм едва ли миновал. С приближением парламентских выборов 7 июня, в которых Эрдоган будет бороться за большинство, которое позволит ему превратить Турцию в президентскую республику, напряжение скорее нарастает, чем падает. И после них, если правящая партия справедливости и развития (АКР) одержит убедительную победу и позволит Эрдогану изменить конституцию и реализовать свои амбиции, угрозы для независимости центрального банка и политических рисков для экономики Турции, скорее всего, будут расти и дальше.

По приказу Эрдогана

Вместе со спадом лиры, которая за полтора месяца потеряла более 10 процентов своей стоимости, существуют объективные внешние факторы, такие как глобальное повышение курса доллара из-за ожиданий ФРС США начать ужесточение денежно-кредитной политики. Но это не совпадение, что всякий раз, когда Эрдоган дает очередной залп против Башча за то, что тот не торопится уменьшать проценты, или ругает вице-премьера по экономике Али Бабаджана и министра финансов Мехмета Шимшека, что они не оказывают давление на предполагаемо независимый центральный банк, лира устремляется к новому минимуму.

Кульминация атак состоялась в конце февраля, когда Эрдоган назвал руководителя центрального банка предателем, который находится под влиянием международного «процентного лобби» и продал свою страну ради иностранных интересов. Все эти громкие слова были сказаны потому, что накануне Башч позволил снизить базовую процентную ставку кредитования на 50 процентных пунктов до 10,75 процента, которые по мнению президента являются недостаточными.

Оставляя в стороне странный аргумент Эрдогана, противоречащий всем учебникам по экономике, что высокие процентные ставки вызывают инфляцию, вопрос в том, какую цель он на самом деле преследует. Еще один аргумент президента в том, что они виновны в замораживании уровня частных инвестиций. В его окружение слышатся голоса, что слабая лира помогает экспорту.

«Комментарии Эрдогана о необходимости снижения процентных ставок связаны с озабоченностью по поводу будущего строительного сектора, прибыль и состояние которого являются ключевыми для экономического и политического воспроизводства АКР», — рассказала «Капиталу» Пинар Бедирханоглу, профессор международных отношений Ближневосточного технического университета (METU) в Анкаре. По ее словам, логика по стимулированию экспорта не выдерживает критики, так как повышение курса доллара увеличивает стоимость для большинства экспортно-ориентированных компаний, которые импортируют многие из необходимых видов сырья для их производства, а также берут займы в валюте США.

Игра с огнем

«Экономика является слабым местом управления АКР. Значительная часть электората партии голосует за нее из-за экономических проблем и видимого улучшения их покупательной способности. Горящие деньги (финансовые потоки, которые текут от рынка к рынку в поисках привлекательных процентных ставок) подпитывают потребление и строительство в качестве главного двигателя турецкой экономики от прихода к власти АКР в 2002 году, заявил «Капиталу» «Фират Демир, профессор экономики в Университете Оклахомы. Остались месяцы до выборов в июне, и это именно то, что поставлено на карту. Это объясняет, почему Эрдоган судорожно ищет козла отпущения, на которого можно переложить вину за замедление роста до 1,7% в последнем квартале прошлого года. И, похоже, что он верит в то, что низкие процентные ставки и дешевая лира являются рецептом для оживления экономики.

Даже если это подтолкнет немного рост, удешевление лиры имеет свою цену. Как показывает Фират Демир, внешние обязательства частного сектора в Турции подпрыгнули во время правления АКБ и на конец прошлого года достигли 275 миллиардов долларов при 43 миллиардах долларов в 2002 году, когда партия пришла к власти.

«Вот почему высокие процентные ставки в некотором смысле злейший враг АКР, так как они замедляют бум потребления и строительства, что не является хорошей новостью перед выборами в июне. С другой стороны, текущий путь низких процентных ставок и политического вмешательства в экономическое управление ведут к обесцениванию лиры и препятствуют компаниям и домохозяйствам обслуживать свой долг», — утверждает Демир.

Этим вред, который могут принести действия Эрдогана, не ограничивается. «Он играет в очень рискованную игру, так как резкий отток горячих денег из Турции создаст шок для экономики, которая является одной из наиболее уязвимых в мире к финансовым потрясениям», — говорит профессор Пинар Бедирханоглу. Фират Демир объясняет какие три слабых места делают турецкую экономику настолько хрупкой: бум потребления, подпитка от «горячих» денег и низкий уровень сбережений. Рост ВВП во многом обязан строительству при снижении доли индустрии с добавленной стоимостью и высоким внешним частным долгом. «Любой внешний шок, как например, замедление роста в Европе и ожидаемое увеличение процентных ставок в США, достаточны, чтобы привести к крушению экономику Турции. Политические риски только ухудшат еще больше ситуацию», — резюмирует профессор экономики из университета Оклахомы.

Ставка на выборы

Дополнительное беспокойство создает видимая нетерпимость между Эрдоганом и двумя членами экономической команды в правительстве, вице-премьером Бабаджаном и министром финансов Шимшеком, которые защищают независимость центрального банка и пользуются хорошей международной репутацией. После выборов Бабаджан, который был представлен как главный архитектор эффективного управления экономикой, что помогло АКР одержать победу на выборах в 2007 и 2011 годах, должен будет уйти, потому что он подпадает под внутрипартийное ограничение на не более чем три депутатских мандата. В случае замены его кем-то, например, экономическим советником президента Йигитом Булутом, все может пойти в еще более тревожном направлении.

«Эрдоган пытается сделать все возможное, чтобы победить на выборах и исполнить свою мечту по изменению конституцию и введению президентской республики», — считает Фират Демир. По его словам, президент действительно обеспокоен возможностью смены власти, поскольку новое правительство может восстановить прекращенное масштабное коррупционное расследование в отношении министров и членов семьи Эрдогана.

«Если АКР выиграет достаточно мест, чтобы изменить конституцию, можно ожидать ухудшения ситуации в плане демократии и экономики», — говорит профессор Демир. Но и другой вариант, при котором Эрдоган не сможет заручиться поддержкой по смене режима и останется президентом с преимущественно церемониальной властью, которая пытается в полной мере растянуть границы его конституционной роли сохранить влияние над партией и правительством, также не предвещает стабильности. Результатом будет дальнейшая коррозия институтов власти в Турции, которая вряд ли приведет к более предсказуемой и стабильной экономической политике. Если президент вдруг не поймет, как дорого могут стоить его слова.

Расскажите друзьям:

Читайте также:
Комментарии

Добавить комментарий