Центральные банки и их роль в формировании стабильности валюты | Investtalk.ru

Трансформация мандата центральных банков в направлении обеспечения ими ценовой стабильности

ЦБ РФ будет воспитывать должное уважение у населения к банкнотам и монетам

Трансформация мандата центральных банков в направлении обеспечения ими ценовой стабильности имела целью не глобальную финансовую стабильность, а модернизацию монетарной политики национального уровня в направлении обеспечения низкой инфляции как наилучшей монетарной предпосылки стабильного экономического роста. Абстрагируясь от широкой дискуссии по поводу того, что такие сдвиги обусловлены пересмотром роли государства в экономике в рамках неолиберальной доктрины, можно утверждать, что переход на мандат ценовой стабильности имеет теоретические и фактографические источники. Они, в целом, более широкие и сложные, чем монетаристское понимание необходимости обеспечения стабильности в сфере денежного предложения, для чего нужно было повышение независимости центральных банков. К таким источникам можно отнести:

— теорию динамической инконсистентности. Основное содержание здесь сводится к тому, что проблема инфляции снимается, когда экономические агенты доверяют центральному банку, который не имеет конфликта между кратко- и долгосрочными целями, то есть между краткосрочными стабилизационными интенциями и долгосрочными целями низкой инфляции. Невзирая на то, что такое виденье монетарной политики требовало изменений в понимании природы ожиданий и естественного уровня безработицы, оно заложило предпосылки для того, что получение доверия центральным банком стало рассматриваться как функциональная составляющая монетарной стратегии. Получение же доверия обеспечивалось за счет изменений в институциональном дизайне центробанка, который получал публичный и правовой мандат осуществления политики ценовой стабильности;

— разочарование в практическом монетаризме. Таргетирование денежной массы требовало автономии центральных банков относительно монетарных инструментов, а монетарные цели могли оставаться имплицитными. Развитие неоклассической мысли относительно оптимальной монетарной политики отразилось на том, что возникновение и успешный первый и следующий опыт перехода на эксплицитные инфляционные цели (1989 г. — Новая Зеландия, 1990 – Канада 1992 — Великая Британия и тому подобное) создали предпосылки для семантического совмещения мандата — обеспечения ценовой стабильности — и эксплицитной инфляционной цели. Монетарная эмпиризм и теоретические дебаты сфокусировались на общеприемлемом понимании этого. Ценовая стабильность означает колебание уровня инфляции потребительских цен в пределах 2-3%4

— развитие евроинтеграционных институций. Как ни странно, но именно процесс монетарной интеграции в Европе заложил практические шаги для дальнейшего реформирования мандатов центральных банков во всем мире. Это связано с тем, что подписание Маастрихтского договора предусматривало основание Европейского центрального банка. Его мандатом было определено обеспечение ценовой стабильности. Так же, вступление в Европейский валютный союз и ввод евро предусматривало, что центральные банки стран-участниц должны иметь центральные банки, главное задание которых — обеспечение ценовой стабильности. Это открыло путь для легитимных изменений в статусах монетарных органов в ЕС, что стало своеобразным космополитическим стереотипом эффективного институционального дизайна центрального банка;

— четкая академическая и практическая почва. Методологическое обеспечение институциональных требований к центральному банку наиболее системно изложено ЕЦБ. Это же касается жестких требований к странам-претендентам на вступление в зону евро — мандат центробанка должен предусматривать обеспечение ценовой стабильности;

— поддержку со стороны МВФ модели эксплицитного таргетирования инфляции и понимание ценовой стабильности как мандата центробанка в категориях «хорошей практики». После противоречивого опыта реализации стабилизационных программ в Латинской Америке и постсоциалистических странах Фонд усилил внимание к институциональным механизмам обеспечения долгосрочной макроэкономической стабильности, а не просто к мероприятиям по преодолению кризисных ситуаций. Развитие неоклассической теории относительно необходимости достижения доверия центробанком , позитивный опыт развитых стран в сфере модернизации центральных банков, утверждение принципа ценовой стабильности как основного задания центробанка в академических кругах побуждали МВФ к признанию такого мандата наиболее фундаментальным фактором здоровой монетарной политики и введения его в Кодексы поведения, или «примеры хорошей практики». Такое одобрительное отношение МВФ к этому также расширило горизонты перехода центробанка практически большинства стран мира именно на такой мандат.

Положила начало переходу на мандат ценовой стабильности Франция в 1993 г. Впоследствии это сделали Мексика, Новая Зеландия, Австралия, Великая Британия, Польша, Швеция, Япония, Южная Корея, Швейцария, Турция. На данное время этот мандат делегирован центральным банкам всех стран-членов ЕС и большинству стран с рынками, которые возникают. Фактически, это значит, что обеспечение ценовой стабильности в стране становится базовым макроэкономическим приоритетом в той мере, в которой такая страна интегрирована с глобальной экономикой и, в первую очередь, с глобальными рынками капитала. Последнее имеет принципиальное значение в свете проблемы промежуточных курсовых режимов и фиксировано ориентированных режимов валютных курсов. Имеется в виду, что интеграция с глобальными финансовыми рынками предусматривает открытие волатильным потокам капитала. Как следствие, переход к плавающим курсам и необходимость обеспечения номинального якоря для экономики, невозможность таргетирования сразу валютного курса и денежной массы делают логическим надел центральных банков мандатом на обеспечение ценовой стабильности. В этом случае происходит институциональное наложение ограничений на политику, которая принципиально отличается от, например, таких макроэкономических ограничений, как фиксация валютного курса. В последнем случае коррекция монетарного курса происходит в той мере, в которой макропроцессы генерируют риск объявленному курсовому паритету, тогда как в первом, — институциональный фактор создает предпосылки для того, чтобы сам процесс отклонения динамики цен от определенного параметра стал причиной для коррекции политики. Это предусматривает и более глубокое политическое осознание необходимости модернизации макроэкономической политики, снижая вероятность возникновения политических конфликтов вокруг проблем политического бизнес-цикла или субординации правительства и центробанка.

Соответственно, это касается более глубокой трансформации макроэкономической политики, в частности, в том направлении, где фискальная политика не может осуществляться безоговорочно относительно принципа ценовой стабильности, но и где на фискальные макрорегуляторы переводится ответственность за краткосрочную автоматическую стабилизацию. Мандат ценовой стабильности — это макроэкономический и политический консенсус по поводу того, что центральный банк больше не отвечает за стабилизацию ВВП и занятость напрямую, хотя это и не значит, что на операционном уровне он не реагирует на проблемы, связанные с ними, с помощью своих инструментов. Эффективность такой модели институционального обеспечения монетарной политики, проявление которой можно увидеть в тенденциях относительно вертикального и горизонтального усовершенствования инфляционной ситуации в мире, побуждает отдельных экономистов считать, что ценовая стабильность становится глобальным конвенциональным представлением о том, которым должно быть основное задание центрального банка



Комментарии

Добавить комментарий

Онлайн новости
Новости биржи и FOREX
Рубрикатор
Мы в твиттере